News

Discography

Interviews

Contacts

NOVEL 23: Страна, в которой был изобретен первый синтезатор и терменвокс, страна, которая в электронной музыке должна была быть впереди планеты всей:Увы, вышло так, что теперь мы должны догонять. Процесс этот требует много сил, и всем нам, кто увлечен электронной музыкой, еще нужно многому научиться.

EM: Почему Novel 23, и как ты почувствовал, понял, что будешь создавать музыку?

N23: Наверное, у меня все произошло также, как и у многих других людей. В какой-то момент жизни захотелось творческой самореализации. Когда у человека возникает порыв души, обнаруживаются минимальные технические возможности, и появляется для всего этого свободное время, то очень часто из этого получается какой-то результат. Почему именно музыка стала предметом творчества, могу объяснить лишь тем, что любил ее слушать, и следить за тем что вокруг нее любимой происходит. Могу предположить, что я мог бы засесть писать книжки, если бы читал тогда большое количество художественной литературы. Или чем-то еще увлечься. Однако так как тогда музыка была наиболее ярким образом в моих глазах, точнее ушах, выбора как такого делать и не пришлось. Выбор творческого псевдонима так же не был долгим и мучительным, я использовал игру слов английского и русского языков. И магическое число 23, которое благодаря многочисленным толкованиям в музыке и литературе уже многие годы имеет значительный ореол таинственности, который мне тогда, 23-х летнему, был особенно симпатичен.

EM: Какие музыкальные направления, исполнители тебя вдохновляли в момент, когда ты только начал заниматься творчеством, и как твои музыкальные пристрастия изменились на протяжении последних лет?

N23: Самым большим музыкальным вдохновением, не только на написание музыки, но и на то, что я вообще ею увлекся, были и есть Depeche Mode. Благодаря им я научился слушать музыку, получать удовольствие от звуков, чувствовать, что в нее вложено, и что в ней отражено. Синтезаторы, конечно же, бездушные железки. (И как будто в насмешку над электронной музыкой, существует термин "живая музыка"). Однако музыка DM всегда была душевной, они показали и доказали что при помощи этих бездушных железок можно выражать свои эмоции и чувства, куда более точнее и разнообразнее, чем "живыми" инструментами. Осознание этого меня очаровало, и в дальнейшем я слушал исключительно электронику. Сперва это был synth-pop 80-х, с которым я душой в какой-то мере до сих пор, - думаю на примере моего собственного творчества это заметно. Затем пришли 90-е, а с ними такие для меня открытия как Aphex Twin, Orbital, Beaumont Hannant, Mu-Ziq, Bochum Welt. Все это направление, названное тогда Intelligent Dance Music, показалось мне интересной музыкальной игрой. Она словно манила к себе игроков со скучающим разумом. Так, незаметно для себя, купив свой первый синтезатор, я вступил в эту игру. Возвращаясь к вопросу - если до этого момента я старался слушать почти весь спектр электроники, (EBM, Trance, Ambient слушались более тщательно, чем скажем New Age, Jungle, Trip-Hop), то после того как я занялся собственной музыкой, спектр электроники уже сузился до узкого и наиболее интересного мне потока. Зато я сумел обратить внимание на совершенно другие стили музыки, обнаружив там массу интересного. Так что я с большим удовольствием слушаю нео-классику, готику, пост-рок, кельтскую музыку.

EM: Твоя дискография - как ты сейчас оцениваешь свои релизы, что особенно удалось, что не очень?

N23: Важным этапом стал для меня первый альбом Biogenes Resources, который вышел на Арт-Теке. Я благодарен своему другу Solar X, который загорелся идеей его выпустить. И хотя это был не совсем удачный опыт, - это помогло понять, как записывать альбомы и и хотя было неудачным опытом, . над чем надо было поработать в музыке. Сейчас, спустя 5 лет, мне за него весьма стыдно, но как этап становления, он был необходим. Благодаря этому альбому следующий мой альбом - Melodies of Childhood for Advanced Imagination - получился гораздо лучше, и был выпущен на виниле американским лейблом Pitchcadet. О нем, наверное, и можно сказать, что он особенно удался. Затем были треки на дюжине западных компиляций, разной степени удачности, и целых три виниловых сплита разного калибра, 12", 10" и 7", которые неудачными не назову.

EM С чего началось тво_ сотрудничество с западными лейблами, как ты планируешь его развивать?

N23: Началось все с того, что друзья стали приставать с вопросом, почему это я не пошлю свою музыку на какой-нибудь западный лейбл. У меня в ответ лишь были отговорки, что вряд ли кому моя музыка там интересна. В какой-то момент устав от упреков, я решился послать демо, чтобы у меня были еще и аргументы, а не только отговорки. Я послал всего 4 демо-кассеты, на два американских, один канадский, и один итальянский лейблы. Все лейблы были молодые, и в музыкальном отношении мне симпатичные. И вот с одного из них, а именно с Pitchcadet Records, пришел ответ, что им очень понравилось, и они хотят это все выпустить. Так я потерпел неудачу в деле получения аргументов для отговорок перед друзьями, и выпустил свой первый релиз на Западе. После него меня стали приглашать на компиляции, стали поступать предложения и от других, симпатичных мне лейблов. Развиваться сотрудничество, конечно, будет. Просто я очень медленно пишу музыку, мне нравится некоторая размеренность в творчестве. В этом году, уже этой весной, на одном французском лейбле выходит мой новый альбом. И я думаю, что в этом же году произойд_т что-нибудь еще.

EM: Краткая история создания тобой лейбла Shaped Harmonics.

N23: Не помню кто именно перефразировал крылатую фразу о трех делах, которые должен сделать техно-музыкант за свою жизнь... Так вот одно из этих дел: открыть свой собственный лейбл. Рано или поздно я попробовал бы создать свой лейбл, но получилось раньше, чем хотелось. В какой-то момент лейбл Арт-Тек, в деятельности которого я участвовал, более четко сформулировал свою линию выпускаемой музыки. И я обнаружил, что среди демо-записей накопилось некоторое количество альбомов наших музыкантов, которые достойны выпуска, но под формат Арт-Тека уже не попадали. Так возникла идея создать еще один лейбл, чтобы было, где выпускать и более мелодичную музыку. Первым релизом стал мой сплит 12" с Ambidextrous, а затем уже были выпущены 2 CD альбома, которые как раз и вдохновили на открытие лейбла. Сейчас выпущены еще 2 CD, а первая десятка релизов лейбла уже расписана в планах. Самая главная задача сейчас, потихоньку эти планы реализовать. Потом после 10-ти релизов, надеюсь, будет видно, что делать с лейблом дальше.

EM: Технический аспект создания тобой музыки.

N23: Главный инструмент и помощник современного электронного музыканта новой концепции, - это, конечно же, компьютер. За последние 10 лет, разработки в области средств для компьютерного музыцирования шагнули сильно вперед. Мощности компьютеров настолько выросли, что в реальном времени он может моделировать сразу несколько виртуальных синтезаторов. С одной стороны - это очень здорово, получается, что создавать электронную музыку может любой обладатель компьютера. Что в свою очередь ведет к появлению большого количества хорошей музыки. Но с другой стороны, - это ведет к появлению кучи совсем неяркой музыки, в потоке которой выискивать наиболее интересную стало сложно. Именно это сейчас и происходит... Однако, несмотря на стремительное развитие компьютерных технологий, виртуальные синтезаторы и особенно средства обработки звука, все еще проигрывают аппаратным. И мне кажется, что самое удачное сейчас, - это сочетать как программные, так и аппаратные приборы. Так сложилось, что на заре своего творчества я использовал нескольких старых советских синтезаторов и компьютер с парой звуковых карт. Периодически, конечно, возникает желание податься в крайность, например, выкинуть все железки, так как места много занимают и на концерты их носить тяжело, - и весь процесс создания музыки поместить в компьютер. И наоборот, - устав от бесконечных глюков программ, хочется обложиться железками. В борьбе между между этими крайностями, я пришел к тому что использую виртуальные семплеры со внешними железными обработками, а железные синтезаторы цифрую в компьютер и обрабатываю в нем. В этом есть и какой-то эксперимент, и вероятность получения интересного звучания, к которому я, кстати, не стремлюсь намеренно. Стараюсь принять то, как получается.

EM: Какие идеи, какие эмоции ты пытаешься донести до своего слушателя?

N23: Идей я, пожалуй, никаких не вкладываю. К счастью, пока моя музыка не нуждается в идеологии, ее можно слушать просто так. Сказать о каких-то конкретных эмоциях я тоже не могу, ведь музыка всего лишь помогает их пробуждать в человеке. И моя музыка скорее способна вызывать у человека не новые эмоции, а старые, которые он когда-то пережил... Быть может что-то из далекого детства, или других ярких моментов жизни. Пожалуй, это самое приятное, что ожидаешь от слушателя, и, безусловно, оно придает дополнительный смысл созданию музыки.

EM: Какие впечатления ты получаешь от своих собственных выступлений? Где тебе нравится выступать, где хотелось бы?

N23: Я пока не играл за границей, я как-то сознательно оттягиваю какие-то заграничные гастроли, так как надеюсь, что чем дальше, тем более достойные концерты смогу играть. Зато я уже играл в ближайшем зарубежье, в Киеве и в Минске. От выступлений остались хорошие впечатления, особенно от Киева, где я уже играл не раз. И хорошие впечатления связаны не только с тем, что я очень люблю этот город, а еще и с тем, как там люди воспринимают мою музыку. В трех словах: тепло, искренне и жизнерадостно. В этом городе даже моя домашняя музыка воспринималась как танцевальная. Может быть это связано с тем, что люди в Киеве совсем не избалованы такой музыкой... Аналогичное предположение могу сделать о Минске, и о Томске, в котором я тоже играл. Отдельное слово надо сказать о Питере, в котором уже несколько раз удалось отметиться с концертами. Мне показалось, что в нем наблюдается заметно больший интерес к электронной музыке, чем у нас в Москве. Но воспринимают они ее, спокойно слушая, такого выхода эмоций как, скажем, в Киеве нет. Пытаться объяснить это географическим положением городов не буду, хотя, конечно, такая мысль напрашивается. :) Выступить же я не против везде, где людям интересна моя музыка.

EM: Какую реакцию ты обычно получаешь от публики на своих живых выступлениях?

N23: Реакцию получаю обычно теплую, приятно когда кто-то решается танцевать под мою музыку, иногда весь зал - как в Киеве. Приятно, когда хлопают, и когда по первым нотам узнают треки, опять же это случалось на моих выступлениях в Киеве. Такие концерты музыканту не могут не нравиться. Но изредка случается, как будто в пустой зал сыграл, тогда с концерта возвращаешься несколько опустошенным, и долго размышляешь ту ли вообще музыку играл.

EM: Как ты оцениваешь электронную сцену России в настоящее время? Какие события, имена в истории отечественной электронной сцены для тебя значимы?

N23: Электронная сцена России развивается, не смотря ни на что. Происходит это правда очень медленно, из-за чего ситуация с ней в нашей стране может показаться безрадостной. Но я думаю, что такие изменения быстро не могут произойти, особенно если страна была закрытой в течение 70 лет. :Страна, в которой был изобретен первый синтезатор и терменвокс, страна, которая в электронной музыке должна была быть впереди планеты всей:Увы, вышло так, что теперь мы должны догонять. Процесс этот требует много сил, и всем нам, кто увлечен электронной музыкой, еще нужно многому научиться. Музыкантам насовершать кучу творческих подвигов. Нужно гораздо больше лейблов, чем сейчас. Больше музыкально специализованных клубов, которые не будут пустовать. И, в конце концов, больше слушателей. В данный момент, взять хотя бы Москву, приходится констатировать, что развитие электронной сцены находится не на "гребне волны". Ведь мы остались даже без радиостанции и печатного издания, посвященных этой музыке, - это о чем-то говорит. Возможно, все из-за того, что электронно-музыкальная культура не приносит больших денег, и пока не наши меценаты не понимают, что она все-таки таки нужна, и е_ стоит поддерживать, вряд ли что-то изменится в сильно лучшую сторону. Из значимых имен в истории электронной музыки я хочу назвать Эдуарда Артемьева прежде всего, музыку которого знают на Западе, знают и у нас. Его вклад в зарождение и развитие электроники в России огромен. Из имен 80-х: Биоконструктор и Ночной Проспект. Первый коллектив удачно зародил популярное направление электроники у нас в стране, а второй - экспериментальной. Лидеры этих коллективов, Александр Яковлев и Алексей Борисов, неустанно развивали интерес к электронике. Алексей это делает до сих пор, и благожелательно относится к молодому поколению музыкантов. За что ему большое спасибо. Так же надо упомянуть Мартина Ландерса и Андрея Борисова, на радиоэфирах, которых воспитан не один десяток слушателей. Из событий я, пожалуй, не берусь что-то выделить, было много концертов западных музыкантов, были фестивали отечественных. Был фестиваль "Бритроника" в 94-ом, который мог бы стать очень значимым событием... Но, увы, он случился слишком рано, и таким событием не стал.

EM: Твои варианты развития электронной музыки в будущем.

N23: Электронная музыка сейчас находится в некотором кризисе. Ее стало очень много, а экономическая ситуация в мире совсем не способствует тому, чтобы люди ее активно покупали. Лейблы и дистрибьюторы потихоньку разоряются, а музыка становится доступной людям в мп3 формате. Теоретически это все должно привести к большой перестройке во всем, и электроника рискует превратиться в еще более немассовую и элитарную музыкальную культуру. Очень хочется верить, что это в свою очередь приведет к новым музыкальным идеям, небольшой аудитории, которая будет любить эту музыку по-настоящему. А альбомы музыкантов будут выпускаться более редко, и будут представлять собой в большей степени законченные и комплексные произведения искусства, чем сейчас.

EM: Как ты обычно проводишь свободное время? Твои любимые места, любимое кино, любимые книги..

N23: Свободного времени, к сожалению, мало... Большая часть свободного от работы времени посвящается музыке и музыкальным делам. Я радуюсь, когда удается вырваться из московской кутерьмы в какой-то другой город, особенно такой, где у меня много друзей и знакомых. Да и простой прогулке в лес я тоже рад, люблю рыбалку. А любимое место в плане природы - это приволжская степь, там, где взгляд никуда не упирается, когда смотришь в даль. Периодически я хожу в театр и кино, выбираю, что буду смотреть, интуитивно, чаще всего по названию или режиссеру. Любимый театр в Москве - театр Пушкина. Любимый фильм - "Амели". Любимых книг много, читать их мне удается в основном в метро, по дороге на работу из дома и обратно. Проще будет назвать некоторых любимых авторов: Джон Фаулз, Габриэль Гарсиа Маркес, Кен Фоллетт, Хорхе Луис Борхес, Хулио Кортасар, а также наш родной виртуальный писатель Макс Фрай.